Фотогалереи

Видеофайлы

- Статьи

- Посетители на сайте

Сейчас 1199 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Трагедия оккупации

Создано: 04.08.2012 00:52 Опубликовано: 04.08.2012 00:52 Просмотров: 2766

image028

                                                                Автор: Ковалёв Владимр Тихонович
 

ЕВРЕЙСКИЙ КВАРТАЛ

ТРАГЕДИЯ ОККУПАЦИИ

Поведаю о гибели курских евреев, оказавшихся в немецкой оккупации, и причастном к их мученической смерти одном из наших соседей.

Думается, что по прошествии с момента события шестидесяти лет будет позволительно во всеуслышание назвать имя предателя и главного пособника немецко-фашистских оккупантов в арестах и расстреле курских евреев.

Кажется, в тридцать седьмом в нашем дворе появилась семья Пеховых. Главой ее был крепкий мужик лет шестиде-сяти - Иван Михайлович Пехов. У него была жена, работавшая в общепите поваром, и две взрослых дочери. Старшая дочь Софья - лет двадцати трех, писаная красавица, была в прошлом балериной. Позже танцевать из-за повреждения правой ноги не могла, она даже прихрамывала, и потому учила детей бальным танцам. Младшая дочь, дебильная девушка, была в семье домработницей.

image033

 Сам старик нигде не работал, занимался "голубиной охотой", выстроив в глубине двора добротную на железнодорожных шпалах голубятню. Породы голубей, которые выводил Пехов (чисто белые с черной шеей и чисто белые с красной шеей), высоко ценились у курских голубятников. Зарабатывал дед Пехов продажей выведенных и пойманных голубей.

 До самой войны, проживая в доме №28 с выходом из квартиры в наш двор, Пехов ничем себя не проявлял, разве только жадностью хозяйчика. Даже окрестным пацанам не возвращал бесплатно "пропуганных" ими голубей. Если ему не выплачивали определенную за птицу цену, то он отрывал у голубя голову на глазах у бывшего хозяина. Никто из голубятников так не поступал.

 Когда в сорок первом фронт стал приближаться к нашей местности, Пехов вроде бы оживился, бродил по кварталу, чего раньше не бывало, стал интересоваться эвакуацией еврейских семей и коммунистов.

 Моя мать - Синяева Юлия Андреевна, старая коммунистка, говорила соседям, что это неспроста и не ошиблась в предчувствиях злобного замысла Пехова.

 В конце сентября сорок первого мы эвакуировались в Казахстан. Отец мой с начала войны служил в Красной армии. Обком партии отпустил мать в эвакуацию из-за четырехлетней дочери. Примерно за месяц до нашей эвакуации на восток кто-то из руководства Курского облздравотдела попросил мою мать поговорить со старым доктором Гильманом о его отъезде из Курска в связи с приближением фронта.

image034

Дело в том, что с 1936 по 1939 год мама работала в облздравотделе начальником отдела кадров и медицинского образования, знала всех старых врачей и пользовалась в их среде большим уважением.

 К тому же доктор Гильман, с которым мать была знакома, жил в квартале от нас на углу Либкнехта и Большевиков.

 Позже мама рассказывала о своем визите к доктору. Гильман уезжать из Курска категорически отказался, хотя об эвакуации просила его и дочь. Матери он пояснил, что во время первой мировой войны он три года был у немцев в плену. Они, зная о его принадлежности к евреям, никаким образом его не притесняли. В совершенстве владея немецким при необходимости он поможет соседям объясниться с немецкими властями. Кроме того, он уже стар, немощен и не выдержит длительной поездки на нарах в товарном вагоне. И, наконец, он, как и его коллега доктор Шендельс, который еще до революции учился в Германии и получил там диплом врача, считает немцев цивилизован-ными людьми, неспособными за просто так убивать не приносящих вред евреев, тем более больных стариков.

 Насколько наивны были эти умные старики - доказала жизнь, немцы их не пощадили и вместе со многими людьми, обреченными на казнь, расстреляли.

ok 13

Однако продолжим рассказ о Пехове.

 Осенью сорок третьего я лечился в Курске после пулевого ранения, полученного на фронте. После выписки из военного госпиталя я заходил в свой двор на Верхне-Луговую и от знакомых русских людей узнал о предательстве Пехова. Мать моего друга детства Поспехова Павла рассказала, что злодей Пехов подал немецким властям большой список евреев, оставшихся проживать в Курске. Всех этих несчастных, как потом было установлено, немцы арестовали и вместе с пленными красноармейцами и коммунистами расстреляли в овраге по дороге в Шуклинку и в логу Знаменской рощи. В число расстрелянных попали и наши бывшие соседи по двору: старики Фогельсоны: два брата и их сестра Фейга, старики Урицкие: мой учитель Шендер и его супруга и умалишенная старушка - Фира Абрамовна.

 После возвращения к семье по демобилизации из армии я пошел по спецнабору на работу в органы госбезопасности. Служил в Курском управлении МГБ - КГБ с начала 1951 года более 20 лет. Первоначально был на розыскной работе. Вот тогда-то я достоверно, на документальной основе, узнал все о совершенных Пеховым преступлениях в пользу оккупантов.

 Пехов Иван Михайлович и его дочь Софья Юфа были объявлены во Всесоюзный розыск по списку №1 (особо опасные государственные преступники) как активные агенты немецкого карательного органа "ГФП" ("Gecheim Feldpolizei"- тайная полевая полиция). В списке их злодеяний на первом плане значилось предательство, повлекшее за собой расстрел курских евреев. На совести Пеховых было больше двух сотен жизней евреев, проживавших в квартале от Ендовищенской до Ломоносовской и от Дзержинского до Суворовской.

 За заслуги перед Германией немецкое командование выдало Пеховым солидное денежное вознаграждение и передало в их владение большой еврейский дом на Архангельской и павильон на Покровском базаре. С помощью, а точнее, по указанию оккупантов, Пехов открыл в павильоне пивную. Работая в ней, дед осведомлял немецкую контрразведку о всех неблагонадежных посетителях.

 Повинен Пехов был и в смерти нескольких оставшихся в оккупации коммунистов. Так, в доме №28 по нашей улице была немцами арестована и позже расстреляна старая коммунистка - лежачая больная Гальченко. Жила она на втором этаже над квартирой Пеховых. Соседи видели, как Пехов сопровождал немцев при ее аресте.

 В ходе розыска Пеховых было установлено, что сам Пехов в компании курского городского головы - Смялковского бежал с отступавшими немцами на запад. На Украине немцы при досмотре вещей этой парочки обнаружили золото в монетах и украшениях в солидном количестве. Поскольку нацисты всегда считали, что золото должно принадлежать только рейху, Пехова и Смялковского, несмотря на их заслуги перед немецким командованием, расстреляли. Так возмездие покарало предателей руками тех, кому они верно служили. Дочь старика Пехова - Софья Юфа отыскалась в Америке. Ее розыск, как и отца, за смертью, прекратили.

 С другими воспоминаниями Владимира Тихоновича Ковалёва вы можете ознакомиться на сайте http://www.old.kurskcity.ru/book/kovalev-mem

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Отправить в FacebookОтправить в Google BookmarksОтправить в TwitterОтправить в BobrdobrОтправить в LiveinternetОтправить в LivejournalОтправить в MoymirОтправить в OdnoklassnikiОтправить в Vkcom

Копирование материалов с сайта "Наш Остров" допускается только с условием ссылки на источник

Besucherzahler
счетчик посещений

Logo 5